Помощь или опека: где проходит граница?

В Снежинском детском саду (Челябинская область) работает принцип инклюзива: в каждой группе вместе с обычными детьми растут и воспитываются дети с особенными потребностями.


- Если мы будем жалеть особых детей и носить за них материалы, как они научатся что-то делать? Как научатся координировать движения? Это же естественный способ тренировки, это естественный способ укрепления мышц. Возникает естественный вопрос: в инклюзивных группах есть же и обычные дети. Они не бросаются помогать?


- Конечно, но вот тут и нужна работа педагога: научить помогать тогда, когда тебя просят о помощи. Наши дети это знают. Они, безусловно, бросаются помогать, если ребенок упал, рассыпал материал. Или если он несет тарелку с супом и упал. Тут же несутся с тряпками вытирать, пытаются поднять товарища. Особенно малыши у нас любят тряпкой по полу...

Мы учим своих детей: не надо поднимать, эти дети должны научиться подниматься сами. Это принцип. Они и в жизни должны подниматься сами и все делать сами, и отстаивать себя. Мы стараемся донести до наших детей: ты все можешь сам, все делай сам, отстаивай свою точку зрения.


У нас была ситуация: готовилась театральная постановка «Осень», и Илюшка, у него ДЦП, и он такой рыженький, замечательный, он сказал, что он будет играть. Прочитали стихи, отобранные для постановки, про падающие осенние листья, и Илюшка сказал: « Я буду листочком». Кто-то из детей ему говорит: «Ты не сможешь, там нужно кружиться». А Илюшка говорит: «Нет, смогу». И наставница поддержала ребенка и показала детям, как нужно: «Конечно, Илюша сможет».


И он был обалденным листочком. Он так порхал, он по-своему это делал. Да, у него ДЦП-шная походка, но у Илюшки такой трепетный листочек получился, его так ветром гоняло, что все ему просто аплодировали. Это и есть принцип инклюзивного образования.
- А не складывается у детей впечатление, что вообще не нужно помогать?
- Нет, они знают, что надо помогать, когда надо помогать.


Помощь, умение предлагать помощь, умение оказывать помощь – это большая отдельная тема в Монтессори-педагогике. Она имеет отношение и к инклюзиву, и вообще к работе Монтессори-группы. Что происходит у педагогов, когда они не до конца понимают эту тему?


Я приведу вам пример.
У нас в городе массовый беби-бум, и у нас три наставницы ушли в декретный отпуск. Мы за них счастливы безмерно! Но работать-то кто будет? Набираем молодых девочек. Замечательные девчонки, но они еще учатся, еще кое-что не понимают.
И вот наблюдаю такую картину: Женька, он совершенно здоровый ребенок, он постирал и из тазик в ведро сливает воду. И вот он льет воду, а я вижу, что тазиками он наносил столько воды, что вся она в ведро не поместится. И я сижу и наблюдаю, и мне так интересно, что же Женька будет делать. И вот он льет-льет-льет: воды уже почти вровень, уже почти с горкой, еще чуть-чуть – и вода начнет переливаться. А ведь ему еще нужно будет до санузла донести это ведро и вылить! А он продолжает из тазика по капельки переливать в ведро.


И я уже в предвкушении: сейчас у ребенка будет опыт, его собственный опыт! Наливание полного ведра и ношение полного ведра, после которого, я уже представляю себе эту картину, у нас тут будет море разливанное и Женька все тут будет сам вытирать. Прекрасный опыт. Его, Женькин, собственный опыт.


Вдруг подскакивает наш педагог – та самая молодая девочка из новеньких. Она быстро спрашивает:
- Женечка, тебе помочь?


Женька успел только рот открыть, когда она уже схватила ведро и вылила его.
Я просто остолбенела, что называется «в зобу дыханье сперло». Но я не могу вмешиваться. Я потом, после занятий, сказала: «Что же ты сделала? Ты лишила ребенка опыта!»


Или другая ситуация с другой молодой -педагогом.
Девочка принесла в детский сад кукольную коляску и собирается идти с ней гулять. Подскакивает педагог: «Ой, Сонечка. Давай я тебе помогу снести эту коляску со второго этажа!». Сонечка не успела и рта открыть, как ей уже «помогли».
Но, позвольте, это же ее коляска! И как-то же Сонечка затащила эту коляску на второй этаж! А ее опять никто не спросил, нужна ей помощь или нет.


И я поняла: про помощь нужно работать. Это касается и здоровых детей, и тем более особых детей. Особые дети в семье, в доме и где бы то ни было сталкиваются с гиперопекой.


Саша, уже большой ребенок, 5-6 лет, а мама приходит и одевает его с ног до головы. Мы ее спрашиваем: «Что же ты делаешь, Леночка?» «Ну, как же, он же больной.»


Вот это отношение родителей особых детей. Они относятся к своим детям, как к больным, которых надо, не спрашивая, одеть, не спрашиваясь, помочь…


Тогда мы засняли на камеру, как он одевается на улицу без мамы. Ведь нас уже никто никого не одевает: все одеваются сами. А Саша даже из коляски научился выбираться сам. Он очень ловко вылезает из коляски, доползает до скамейке, садится и сам одевается.
Мама смотрела и плакала:
-А я-то думала…


В нашем обществе укоренилось мнение, что помощь – это хорошо. Однако, мы часто просто вредим своей помощью детям: в жизни им придется многое преодолевать, и они должны учиться обходиться своими силами.

 

Ирина Долгополова

https://vk.com/wall-39869837_2157

Оставить комментарий к статье можно здесь.

Зиновьева Екатерина

© 2015 "Руку Маме"

  • Белая иконка facebook
  • Vkontakte Social Icon