О принятии

15.11.2013

Мы со старшим ребёнком ходим в так называемый инклюзивный детский центр. Там проходят занятия и для здоровых деток и для особых. 

 

Я хочу написать про канистерапию. Это терапия с собаками. Ребёнок в течение получаса (в этом центре) играет с собакой, кормит её, гладит, кидает ей мячик. Эти занятия имеют под собой какие-то психологические цели, там работают хорошие профессионалы. На канистерапию отправляют всех «особых» детей, а так же детей, с большим количеством страхов и излишне тревожных.

 

В последнее время тема принятия ребёнка проигрывается в моей жизни снова на новом витке. И я много думаю об этом. Как это – принимать ребенка безусловно, возможно ли это, нужно ли? Или какие-то условия стимулируют развитие ребёнка? Как ведёт себя мама, безусловно принимающая ребёнка? Как дать ребёнку ощутить (какими словами и способами), что он принимаем и любим всегда, не зависимо от того, как он себя ведёт. И как влияет на развитие ребёнка тот факт, что его принимают любого?

А еще – это огромный труд – принимать ребёнка, дать ему расти таким, каким он становится. Любить в нем его несоответствия своим ожиданиям. Доверять его природе, ценить в ребёнке то, что в нем есть, даже если нам родителям это чуждо.

И уж поистине великий труд, как мне сейчас кажется, принимать «особого» ребёнка, который сильно отличается от общепринятой нормы, и вряд ли имеет шансы когда-нибудь к ней реально приблизиться.

 

И как же это принятие нужно таким вот «особым» ненормативным детям и людям. Как много в их жизнях любопытных взглядов, молчащих, вглядывающихся, неулыбающихся лиц. Как трудно осознавать себя другим, пытаться вписаться в наш мир, принять его с его правилами, при этом до конца не будучи принимаемым им.

 

И вот такой ребёнок приходит на канистерапию. И он играет с собакой. И собаке абсолютно все равно «особый» этот ребёнок или «не особый», каким нормам он не соответствует, лишь бы больно не делал. Собаки одинаково радуются просто общению с человеком. У них нет цели социализировать, лечить ребёнка, они просто с ним играют, потому, что им хочется играть.

И как же это здорово (от слова здоровье), общаться с человеком вне контекста его прошлого или будущего, не имея цели обучать, развивать, воспитывать его. А просто быть с ним здесь и сейчас, бегать, смеяться, радоваться друг другу.

И ведь это принятие. Безусловное. Просто потому, что ты есть и пришёл. Собаки это умеют. Кстати, маленькие дети тоже это умеют. И случайные попутчики в поезде тоже.

 

И если подумать – как же это целительно для человека, ребёнка, быть в атмосфере, где от тебя никто ничего не ждёт, где ты можешь быть самим собой, и никто тебе слова осуждающего не скажет и даже не подумает (собака ведь знать не знает какими должны быть дети во всем многообразии разных норм). Можно отбросить гору давящей тревожности по поводу того «а правильно я себя веду?», «а что от меня хотят?», «что я должен делать?». И нет опасности, ошибиться – собака сама не знает, как правильно, а даже если и знает, сказать все равно не может.

 

Мне ощущается (по-другому и не скажешь), что вот такое принятие дает ребёнку много спокойствия, защищенности. А значит (по закону сохранения энергии), у ребёнка появляется энергия (которую он обычно тратил на страхи, контроль, расстройства и старания соответствовать) на развитие – подлинное, личностное. Помним же, «развитие происходит из точки покоя».

 

А дети (все без исключения) выходят после занятия с собаками с сияющими глазами и с ощущением гордости что ли от самих себя.

 

Автор: Зиновьева Екатерина

Оставить комментарий к статье можно здесь.

Зиновьева Екатерина